.





Уважаемые партнеры, меценаты, спонсоры, инвесторы,


потраченные вами средства уже работают на вас!

Вы приняли решение об участии? Тогда Ваше имя может оказаться в титрах 3D-фильма и в Списке участников.

Все это, вкупе с модульной рекламой на сайте, создадут наилучшее впечатление не только о лично Ваших бизнес/не бизнес возможностях, но и о чисто Ваших человеческих качествах, что более чем ценно в современных условиях существования человека!

Удачи вам в ваших делах и начинаниях.



СЦЕНАРНАЯ ЗАЯВКА для предоставления предварительного коммерческого предложения от анимационных студий, сценаристов, режиссеров и других специалистов, на производство исторического анимационного 3D-фильма по экранизации русской версии историко-художественной музыкальной аудиокниги "Олимпионик из Артаксаты" Санасара Маргаряна 2017 года издания


Стр./Page:   1     2     3     4     5     6     7  

  ...назад  
Но церковь не думала ограничиться этой победой. Пользуясь тем, что император был снедаем тяжелым недугом, она объявила ему, что его исцеление зависит от принятия им целого ряда мер в пользу христианства. Речь шла о запрещении на территории империи всех языческих обрядов, разрушении языческих храмов и памятников и отмене всех атлетических состязаний. Амброзий давно уже имел при себе текст такого эдикта и при каждом удобном случае напоминал императору Феодосию, что церковь ждет его подписания.

По тону Феодосия и особенно по сорвавшимся с его уст угрозам Вараздат понял, что следует ожидать худшего. Но это не испугало его, напротив - вернуло ему самообладание. Так кулачный боец, испытывающий волнение перед поединком, обретает хладнокровие, выйдя на арену и обменявшись первыми ударами с соперником. Скрестив руки на груди, Вараздат молча ждал, пока император кончит говорить. Однако речь Вараздата не возымела должного действия, так как влияние церкви на Феодосия было слишком велико, и Феодосий принимает решение запретить Олимпийские игры, несмотря на предостережение о том, что его предшественники - Сулла и Нерон, посягнувшие в свое время на Игры в Олимпии, ушли из жизни ровно через год после подписания ими эдиктов, нарушивших освященный веками порядок проведения олимпийских состязаний!

Вараздат со скрещенными руками на груди молча ждал решения своей судьбы, и император, мучительно хмуря брови и страдальчески гримасничая, приказывает писцу писать решение о ссылке Вараздата в Тунис на каторгу, в каменоломни. Однако писец ошибается, и вместо слова "Тунис" на пергаменте пишет: "Тулис", после чего по настоянию архиепископа миланского Амброзия, император приказывает добавить рядом со словом "Тулис" слова: "остров в океане", несмотря на то, что он не имел права ссылать на территории, не принадлежащие римской империи.

Однако эта случайно возникшая ситуация стала хитростью, благодаря которой все, кто попытается проверить тождественность обнародованной воли цезаря с ее записью в приказе, смогут убедиться, что Вараздат для них недосягаем и что могущество римского императора поистине не имеет пределов.

Император внял просьбе Вараздата не чинить вреда его свите, и большое торговое судно выплывало из римского порта Остия. На его палубе стояло около полусотни смуглых молодых людей, без сомнения, чужеземного происхождения. Их выправка выдавала в них воинов. Но они были без оружия, явно в подавленном состоянии. Среди невольных путешественников были молодые нахарары Карен, Арсен и Рубен, бывший хранитель царских подарков Ота Апауни, а также воины личной охраны царя.

Чужестранцы уже знали о решении Феодосия. Но их волновала не собственная судьба. Несмотря на положение затворников, в котором оказались, они сделали все, чтобы узнать, что сталось с Вараздатом. Лазутчики из числа их соотечественников, служивших в византийской коннице, передали им, что Феодосий распорядился заковать цепями армянского царя и отправить его на далекий остров Тулис, лежащий где-то в океане...

Небольшая быстроходная галера, отдававшая концы в момент, когда торговое судно проплывало мимо нее, уже догнала парусник и устремилась в открытое море. Между тем под нижней палубой галеры в железных цепях сидел Вараздат. Тяжелые оковы больно саднили руки и ноги. Но Вараздат не пал духом. Он был еще молод и силен, и положение отнюдь не казалось ему безнадежным. Теперь он снова отвечал за себя одного, решал сам за себя, защищал только себя. Это было привычно. Почти как на песчаной арене стадиона. Прикованный к стене полутемного трюма, он уже строил планы побега. Он знал, что путь его лежит недалеко. Он не думал сдаваться. И с надеждой смотрел в крохотное, величиной с кулак, окно. В этот момент галера обгоняла какое-то большое торговое судно, которое шло в другие моря, возможно даже в Понтийское.

Там, где-то за Понтой, находилась его родная Армения. Страна, которую он любил, к которой стремился все годы, проведенные на чужбине. Страна, в историю которой он вписал свое имя. Нет, не имя неудачливого царя Вараздата, а незапятнанное имя олимпионика из Артаксаты.

Трон занял Манвел Мамиконян, брат убитого спарапета Мушега. Поддержанный персами и некоторыми нахарарами, он вернулся в Армению и вот уже семь лет правил страной в качестве регента малолетних царевичей.

Внимание Рима было поглощено внутренними проблемами. Вскоре после отмены Игр в Олимпии не стало императора Феодосия. Направляясь в Галлию, он занемог в дороге и скончался в Милане. В том самом городе, архиепископ которого, Амброзий, обещал ему исцеление от всех недугов в обмен на запрещение олимпийских состязаний. Феодосий умер ровно через год после издания рокового эдикта, точно так же, как умерли до него два других правителя Рима, осмелившиеся посягнуть на священные Игры Олимпии - Сулла и Нерон. Было ли это простым совпадением или местью языческих богов Эллады?..

Со смертью Феодосия Великая империя ромеев вновь распалась, теперь уже навсегда, на Западную и Восточную.

Сохранивший независимость Арцах жил своей жизнью. Его жители имели весьма смутное представление о событиях, происходивших за пределами края. Зато историю царя Вараздата, одолевшего в далекой Византии львов и выигравшего кулачные состязания на всемирных состязаниях в греческом городе Олимпия, они знали в мельчайших деталях.

Но правду говорят, что иногда и сказка становится былью. В один прекрасный день в Арцах приехал некий карфагенянин по имени Иккос. Тот самый, что когда-то в далекой Олимпии сражался с Вараздатом на кулаках. Встреча Иккоса с друзьями была волнующей. Ведь они не виделись более десяти лет! Карфагенянин рассказал, что после Игр в Олимпии он долго не возвращался на родину, избегая насмешек своих сограждан, служил в византийской коннице и, лишь вернувшись недавно в Тунис, узнал от воинов, охранявших каменоломни близ Карфагена, что среди работавших там заключенных есть чужестранец, человек необыкновенной силы, будто бы даже олимпионик. Иккос нашел чужестранца. То был Вараздат.

В глубокой тайне друзья разработали план бегства. Перед побегом Вараздат попросил принести ему кусок телячьей кожи и перо, чтобы написать письмо. При этих словах Иккос достал из сумки сверток и развернул его перед братьями Кареном и Арсеном. В письме были последние слова Вараздата...

Побег был подготовлен хорошо, однако, собрав последние силы, один из смертельно раненных стражников, выпустил стрелу, которая воткнулась в плечо Вараздата. Казалось, рана была пустяковая, но стрела оказалась отравленной.

Вараздат умер на руках Иккоса, который, свернув к берегу, похоронил его на высокой отвесной скале, у самого моря, чтобы в ясный день его душа смогла увидеть Армению.

КОНЕЦ СЦЕНАРНОЙ ЗАЯВКИ

Стр./Page:   1     2     3     4     5     6     7  



Индекс цитирования
Partners: